Выпуск газеты «Сегодня» №170 (173) за 05.09.98
Интервью с директором гимназии Александром Ковальчуком.

ЕСЛИ В ШКОЛЕ БОЛЬШЕ ДВУХСОТ ДЕТЕЙ – ЭТО ФАБРИКА

Все, у кого подрастают дети, переживают неизбежный испуг перед нашим «средним» образованием. Чтобы застраховать себя от стресса, мой бывший сокурсник создал свою школу. На вопрос: «Зачем тебе все это надо?»
– честно ответил: «Хочу, чтобы мой ребенок учился в нормальной школе». Именно так шесть лет назад появилась гимназия «Киево-Могилянский коллегиум». Практически все учителя «Киево-Могилянского коллегиума» привели в школу не только собственных детей, но посоветовали последовать хорошему примеру своим близким и друзьям, – рассказывает Александр Ковальчук, директор гимназии.
– Вскоре мы убедились в преимуществах маленькой школы. Еще Маргарет Тэтчер говорила: «Если в школе учится больше двухсот детей, это уже фабрика». У нас всего сто ребятишек, которые и друг друга, и учителей знают не только в лицо, но и по имени. В школе не услышишь: «Вон пошла математичка», «Биологиню не встречал?» Дети и преподаватели чувствуют себя коллегами. Именно о такой нормальной, демократической школе я и мечтал.

ПОД КРЫЛЫШКОМ «КИЕВО-МОГИЛЯНСКОЙ АКАДЕМИИ»

– Я познакомился с ректором Киево-Могилянской академии Сергеем Семеновичем Иванюком, когда в школе учил его ребенка, – вспоминает Александр Ковальчук.
– А когда родилась идея гимназии и создалась небольшая инициативная группа, мы обратились к Сергею Семеновичу за помощью. Он нас поддержал: «Мы вас знаем, дадим свое имя». Так все и началось – с ноля. Теперь мы сотрудничаем с диаспорой, различными фондами, самой академией, а первые полгода вообще не получали зарплату, у нас не было даже своего помещения.
– Помнится, тогда было немало предложений сделать коллегиум частной школой. Это сулило бы немалые блага. Почему вы отказались?
– Предложения разные были. Нам часто говорили: начинается новый экономический подъем, появятся высший и средний классы, которые смогут оплатить учебу, создавайте частную школу,– и у вас всегда будут деньги. Мы не послушались. Первые два года были негосударственной, но бесплатной школой. Если в основу частной школы вложен какой-то капитал, то у нас только личный труд, поэтому школа своя.
– Ты тогда был идеалистом, мечтал не брать платы с родителей, даже выделять стипендии умным, но бедным…
– У нас оплаты как таковой не существует. И стипендии детям мы долгое время давали. Но очень много денег пришлось вложить в материально-техническую базу и ремонт школы.

«МАЛЬЧИКИ — НАПРАВО, ДЕВОЧКИ — НАЛЕВО»

Мой визит в коллегиум случайно совпал с собранием родителей будущих первоклассников, и при входе я сразу услышала: «Мальчики – направо, девочки – налево».
– За шесть лет не разочаровались в раздельном обучении?
– Сначала это был эксперимент. Ведь на определенном этапе девочки опережают мальчиков и где-то подавляют их интеллектуально и морально. Когда мы учащихся разделили, то решили одновременно два вопроса: первый – дисциплины, второй – опережения. В 5-6 классах в обычных школах мальчики немного отстают, у нас они работают лучше, потому что раскрепощенные, уверенные. А девочки – очень ответственные, усидчивые, но часто берут знаниями. Позже преобладание сглаживается, поэтому старшие классы у нас смешанные.

НАЦИОНАЛИСТИЧЕСКИЙ ИЛИ НАЦИОНАЛЬНЫЙ?

– Некоторые обвиняют ваше заведение в чрезмерном национализме, даже в том, что ему недостает европейского стиля…
– Мы никогда не были националистической школой, скорее национальной. Когда мы говорили, что русский язык учить в таком объеме нет необходимости, нас обвиняли в национализме. Сейчас же многие школы вычеркнули русский язык из своих расписаний, а мы оставили, опять же, исходя из реальности: Киев – это Вавилон, а русским языком владеют все. Мы учим детей грамотно говорить и писать как минимум на четырех языках. Английский – углубленно, и два – по выбору. Планировались еще и латынь, новогреческий, восточные языки. Есть попытка сделать иностранные языки рабочими. Географию и мировую историю один раз в месяц преподают на иностранном.

О ДУШЕ ПОДУМАТЬ НАДО

– Специализация в старших классах соответствует факультетам Киево-Могилянской академии?
– Да, у нас четыре направления: естественно-научное, технико-математическое, гуманитарное и обществоведческое. Раньше я думал, что мы придумываем новое, но когда изучил серьезную педагогическую литературу, понял, что все уже было придумано давно. Нужно просто нормально расставить все по своим местам. Например, в нашей стране математические стандарты намного превышают мировые. Наши пятиклассники, посетив Голландию, заключили, что знают по математике намного больше, чем их зарубежные одногодки. Но математикой не ограничивается мир. Мы больше думаем о душе, об экологии, о том, чтобы создавать новую философию XXI века. Библейская история заканчивается 2001 годом. А дальше начинается новая жизнь.
– Если бы школа находилась не на Троещине, а в каком-нибудь престижном районе, она была бы элитарной. Не хочется переехать в центр?
– Нет. Когда-то я мечтал сделать элитарную школу. В центре конкурс при приеме был бы больше в 3-4 раза, это страшная нагрузка для нервов. На Троещине обалденные дети.

…В кабинет директора зашел второклассник (это 6 класс) Витя Шемчук. Принес экспонаты для школьной кунсткамеры. Я спросила его о разнице между коллегиумом и школой, в которой он учился три года. Витя ответил: «Небо и земля». И добавил, что если бы его родители переехали в противоположный конец города, он ни за что не поменял бы эту школу на другую.